"Вопрос на пару миллионов жизней" - Сергей Фурса

"Вопрос на пару миллионов жизней" - Сергей Фурса

У президента в опросе есть только один вопрос, который имеет смысл. Но именно этот вопрос задавать на референдуме, на опросе, просто нельзя. Это преступно. И лицемерно. Фактически, президент хочет спросить у людей, согласны ли они на то, чтобы часть их соотечественников и дальше мучилась от боли и им отказывали в помощи, которую легко предоставить. Но беда в том, что таких людей, которые страдают и не могут получить помощь в Украине, меньшинство. И большинство легко может им запретить получить помощь. Просто потому что большинство может не понимать за что, оно голосует. И поэтому это не вопрос для референдума. Это вопрос для лиц, принимающих решение. Разобраться и помочь людям.

Что должен сделать президент, контролирующий парламент и Кабмин? Просто сделать это. Просто легализовать медицинский канабис.

А референдум… Это подло. Это такой себе вариант «Новые Санжары», только в масштабе всей страны. Когда обезумевшая толпа, потерявшая человеческий облик, атакует ни в чем не повинных людей, превращаясь в средневековье. Интересно, если бы президент вынес на референдум вопрос «надо ли сжигать ведьм». Или «надо ли вешать всех политиков без разбора», то какой результат он бы получил? Или решил спросить на референдуме, можно ли запретить жителям Киева продавать свои квартиры. А что? Хотят же вынести на референдум вопрос, можно ли людям распоряжаться своей частной собственностью, своей землей. Так почему не спросить про квартиры? И, главное, как и в случае с медицинским канабисом, большинство всегда будет против меньшинства. Равнодушное темное большинство, которому плевать. Которое это не касается.

И да, кто-то из этого большинства может потом заболеть раком и понять, что ему нужно унять боль. И поймет, что ему нужен медицинский канабис. Но будет поздно. Сколько людей сейчас нуждается в медицинском канабисе? Это точно сотни тысяч. Есть оценка, что почти 2 миллиона, но она выглядит пугающе и давайте считать ее завышенной. Но даже если это 500 тысяч людей, то это огромная цифра. Это огромная боль.
И да, речь идет не о легализации наркотиков. Как думает большинство. Речь идет о не наркотическом веществе. И медицинский канабис разрешен в большинстве стран ЕС, в США, В Австралии, в Канаде. В России, конечно, запрещен. И в Китае. В медицинском канабисе слишком низка доля того самого наркотика, в поисках которого люди закручивают косяки. Речь идет о легализации таблеток и капель, а не о легализации косяков.

Запрет легализировать медицинский канабис – это очередной приступ лицемерия общества. И лицемерия политиков, которые понимают разницу между наркотиком и лекарство. А они не могут не понимать, если хоть раз попросили предоставить им информационную справку. И как любое общественное лицемерие, это стоит очень дорого. Для экономики страны. Да да, медицинский канабис – это еще и экономика. Как и обычная «травка», кстати, но это уже к фильму «Джентельмены».

Техническая конопля, которую можно было бы выращивать в Украине (мы же аграрная сверх держава, мы же помним об этом) – стремительно растет в цене. За последние годы почти в 3 раза. Это огромный рынок, емкость которого оценивается в 250 млн человек или 344 млрд долларов в год. Даже если под эту перспективную культуру отдать 3% агро земель Украины (1 млн гектар), то потенциально это может приносить до 5 млрд долларов экспортной выручки в год. Но как и в большинстве случаев, Украина сама лишает себя возможностей. И закрывает глаза вместо того, чтобы открывать возможности. У нас в Украине очень мало конкурентных преимуществ. Ну разве что мы вспомним, что мы хорошо поем. И единственная возможность для нас – это сделать самый либеральный рынок в Европе. Чтобы люди видели в Украине страну, где им не станут мешать. Где открыты возможности. Где легко. Только в этом случае придут инвестиции. Ведь иначе мы всегда проиграем соседям. У нас нет ничего такого, что не было бы у них. Но мы добавляем свои стереотипы и свое лицемерие к отсутствию верховенства права и удивляемся, почему мы живем так бедно.


Большинство проигрывает. А меньшинство страдает. Сотни тысяч людей страдает. Не только от бедности. От боли.
Этот вопрос иллюстрирует, как работает «прямое народовластие». По-венесуэльски. И к чему оно приводит. Референдумы – это разрушение институтов. Институтов, на которых зиждиться демократия. И хочешь уничтожить демократию – дай харизматичному политику инструмент прямых референдумов. И он получит абсолютную власть. И уничтожит экономику. И страну.

Сергей Фурса

Loading...