"Всё не так, ребята…"

"Всё не так, ребята…"

Игорь Кохановский, однокашник Владимира Высоцкого, поэт, пишет "в стол". Поэзию сегодня почти не издают...

ЗАКОН ДИАЛЕКТИКИ

Сначала били самых родовитых,
потом стреляли самых работящих,
потом ряды бессмысленно убитых
росли из тысяч самых не молчащих.
В последних – большинство интеллигенты,
радетели достоинства и чести,
негодные в работе инструменты
для механизма поголовной лести.

В подручных поощряя бесталанность,
выискивала власть себе подобных.

В средневековье шла тоталитарность,
создав себе империю удобных,
послушных, незаметных, молчаливых,
готовых почитать вождём
бездарность,
изображать воистину счастливых,
лелеющих к режиму благодарность.

Вот так, сначала красным октябрём
и красным колесом войны гражданской
пытали на разрыв и на разлом
её по-варварски, иезуитски, адски.

Потом 37-го паранойя
колесовала бешеным террором,
потом войны Отечественной бойня
по ней прошлась погибельным разором.

Держава, искалеченная в пытках,
ещё не знала о потерях сущих,
не знала, что КОЛЛИЧЕСТВО убитых
аукнется ей КАЧЕСТВОМ живущих,
и скучной диалектики закон
нам явит облапошенных загон.


СУДЬБОНОСНАЯ БАЛЛАДА

Сила есть – ума не надо –
вот наш нынешний девиз,
что ведёт дорогой ада,
устремлённой только вниз,
в нищету самодовольства
изумительным собой,
как в забавное геройство
пред немой зевак толпой.

Но толпа, глядишь, очнётся
и тогда увидит днесь
высвеченную, как солнцем,
всю самодовольства спесь,
за которой сила войска
и безжалостность бойцов –
вот то, чем самодовольство
заменило власть мозгов.

А ещё толпа услышит
недвусмысленную чушь,
и поймёт, чем ныне дышит
некий власти верный муж,
что получит, как ответку,
смех издёвок, словно плеть,
с их убийственностью меткой,
от чего, пожалуй, впредь
не решишься дать на пробу
дурь свою всем напоказ,
чтобы посмешить Европу
вестью, кто сейчас у нас
представляет лики власти,
соответствует кто ей…
Нам и здесь одни напасти,
лиц, невзрачней и дурней,
отродясь, небось, не знала
верховенствующих рать,
видимо, и здесь провала
нам не вышло избежать.

Во всех близких к власти лицах
выражденчества черты,
словно род людской ленится
дать хоть чуть им доброты:
глазки в кучку, выраженье –
как у рыбы на мели,
пустота их, как мишени,
в коих царствуют нули,
а язык – противник прений,
позабывший наш словарь,
вот и ботает по фени,
как блатной братвы главарь,
обещая, что опустит
хоть кого, кто оскорбит
подозрительностью гнусной
клан, что ныне – фаворит
государственного понта…
Тут хоть смейся, а хоть плачь…

И куражится, как фронда,
кент, жестокий, как палач,
ибо олицетворяет
он собою образ зла,
словно ген добра линяет,
зла увидевши дела,
что важны лишь на татами,
в жизни же – сплошной разор,
чуть прикрытый голосами
одобрямса с давних пор,
коему весь наш порядок
откровенно до ноги, –
и не горек, и не сладок,
словно всмятку сапоги.

Вот и оторопь сегодня
от неведенья – когда
добровольно иль невольно
эта кончится беда?
Иль за всё нам, как награда, –
роковой судьбы каприз?..

Сила есть – ума не надо –
вот наш нынешний девиз.


ОХРАННАЯ ГРАМОТА

А у нас на дворе бесконечная осень,
неба хмурые брови налиты свинцом,
и весь мир за окном беспросветен и грозен,
словно он не доволен своим же лицом.

Или это всего лишь мотив продолженья
той завязки беды, что живёт испокон,
что уже не одно русичей поколенье
молча воспроизводит, как собственный клон.

Клон ума, для которого истина, факты
не указ, ибо главное то, что в мозгах
мы создали фантазией вздорного акта
и лелеем, как приз, не поняв, что он – прах.

Тут, конечно, вина наших славянофилов,
увидавших в России мессию добра,
словно Бог создал Русь, чтоб она всех зоилов
нашей самости, как зло, гнала со двора,

чтоб она вразумила гнилой, глупый Запад,
чтоб она впредь ему протирала глаза,
иль стояла к нему, непутёвому, задом,
чтоб он знал, кто кого учит правды азам…

Ибо мы человечества авангардом
были призваны стать впредь, на веки веков…
Этот бред, преумноженный неоднократно,
нам внушало безумие большевиков.

Век назад академиком Павловым выдан
приговор неумению наших умов
сосредотачиваться
на выбор
над любым из немеченых нами шагов.

Не дано нам докапываться до оснований,
до причины явлений и до их корней…
Наши споры – ристалища препинаний,
где друг друга не слышит никто, хоть убей.

Для нас истина – лишь атрибут политеса,
на противника натиск – вот наш интерес,
а иначе идей столкновение пресно,
добывания истин нам скучен процесс.

Мы убеждены, что умы руководства
не ошибались ни в прошлом, ни днесь.
Вот где кроется мировоззренья уродство,
вот где явно фальшивит российская спесь.

Это всё от ментальности нашей народной,
а она в подневольной крестьянской стране
видела лишь врага в той культуре добротной,
что была от крестьянских забот в стороне.

Потому-то народному разуму близким
оказался настойчивый поиск врагов…
Эта мысль перекинулась, словно прописка,
из крестьянских умов в жизнь столичных умов.

Этот вывих российского разума ныне,
плюс плененье мечтою и ленью ума,
нас от мира отринула, словно пустыня,
изолировав в самости, словно тюрьма.

Это нашей охранною грамотой стало
мысль, что мы вот такие – добра маяки,
потому и достойны лишь мы пьедестала
как духовные лидеры в царстве деньги.

Независимость бедности лучше прогресса –
вот тренд нынешних дней, их убогий устав,
что достигнут утратою интереса
быть на равных среди самых главных держав.

Вот почто мы приблизились к странам-изгоям,
вот почто смехотворны архаикой дел,
из которой мечтают извергнуться гноем
раны не позабытых мамаевых стрел.

Потому и бубнит бесконечная осень,
как ненастье умов и потерянных душ,
а держава, как изнеможённая особь,
млеет, слыша своей самобытности туш.

Игорь Кохановский

Loading...