"«Вы бурят? Как я рад!»: история одной войны. Часть 1" - Олена Степова

"«Вы бурят? Как я рад!»: история одной войны. Часть 1" - Олена Степова

Сегодня будет сложный текст. Для тех, кто прошел войну, особенно. Для тех, кто препарирует эту войну вместе со мной, будет не много легче. Просто в одних еще жива боль личных потерь, а в нас… в нас просто умерли все чувства. Мы холодные патологоанатомы войны. Мое чувство истерики, отчаяния, сгорело там, в Провальских степях возле Должанска под огнем российских «ГРАДов» и под улюлюканье местного «народного ополчения».


Осталась сосредоточенность. Жесткая сосредоточенность, о которую легко порезаться людям с повышенным чувством эмпатии, моралистам и пацифистам. А еще, осталось холодное осознание важности документальной работы. Когда-то все написанное и собранное нами, информационными волонтерами ИС, войдет в документальные хроники этой страшной гибридной российско-украинской войны. Станет материалами (а многое уже стало) расследования в Гааге.

Я давно хотела написать этот текст, но все откладывала. Во-первых, он будет большой, а лонгрид у нас не любят. Поэтому решила разбить на 2 части. Во-вторых, этой истории настолько много разных нюансов, и хотелось бы и диалога, и подчеркнуть какие-то важные вещи, но, люди у нас особо читать не любят. Как и думать. И все же рискну. Рискну, так как большая часть моих читателей стойкая, последовательная и думающая часть, на них и ориентируюсь.

В 2014-м я одна из первых начала писать о том, что в «гражданской войне» на Донбассе — а именно так нам пытались подать российско-украинскую гибридную войну, принимают участие жители всех федеральных округов РФ, которые не только усиливают местные донбасские военизированные террористическо-коллаборционистские подразделения, но и воюют на нашей земле целыми отдельными батальонами в составе регулярной российской армии.

Свердловск (Должанск), где я жила до ноября 2014-го, первым увидел всех «русских», едущих военными колоннами из Ростова в Луганскую и Донецкую области.

Все эти «ихтамнеты», как стали называть российских добровольцев и части российской армии, шли через КПП «Гуково-Червонопартизанск» или КПП «Новошахтинск-Должанский», то есть через мой город и мое село Александровка.

Не всегда в папахоносных, узкоглазых, плохо владеющих русским языком русских, мы могли с точностью до ДНК идентифицировать русских. Поэтому мы обозначали их «дагестанцы», «кавказцы», «чеченцы», «осетины», «кадыровцы» — если речь шла о папахоносных темноволосых мужчинах кавказского типа. И «буряты», если речь шла о людях небольшого роста, с раскосыми глазами, приплюснутыми контурами лица.

Из мирных частей Украины всегда орали диванные аналитики «уточните из какого города, части, какой точно национальности». Да, я только через год узнала, что «бурят» может быть казахом, киргизом, бурятом, эвенком, нанайцем, ороком, ульчей. Что есть южносибирская раса и центрально-азиатский тип северо-азиатской расы большой монголоидной расы, которая распространена на России.

Вы можете по разрезу глаз определить «ху из ху»? Я – нет! Оно, знаете, мне как-то в жизни такая информация и не нужна была. До войны. И как-то подойти к военным, вооруженным военным и спросить «вы бурят, как я рад», нам, женщинам было сложно. А подойти к «лицам кавказской национальности», так вообще смертельно опасно. Любые проявления внимания со стороны женщин они считали доступностью.

И, вот, знаете, мне в мирных частях Украины не верили. Ну, как люди из Дагестана, Читы или Улан-Уде поедут воевать в Украину, да и зачем оно им. «Мышебратство» сидело в нас, постсовках, мертво, вцепившись импринтинговой памятью в наш мозг. Просто мы, как мирная нация не понимали, как это идти убивать людей, которые тебе ничего не сделали.

На самом деле, мы многое сделали. Мы стали свободные от СССР и РФ (ну, как могли). Мы имеем богатые земли, теплый климат, много еды. А они привыкли захватывать и воевать. Они потомки Орды.

РФ и ее журналисты-пропагандисты, как и журналисты-пропагандисты из ОРДЛО категорично отрицали присутствие на Донбассе российских частей регулярной армии и добровольцев, которых набирали во всех федеральных округах РФ.

Поэтому шли баны, жалобы на статьи, и легкое недоверие со стороны и мирных частей Украины, которая войну видела исключительно глазами 1+1, Интер, Украина, ньюванзов и других олигархических структур. А тут я с такой правдой жизни. Нда, умудриться быть всемирным злом, то есть врагом журналистско-пророссийской части Украины, и ОРДЛО, и РФ, это нужно уметь, но я справилась!

Время расставило все точки над «бурятско-кавказским» вопросом, так как «освободители» просто перестали скрывать свое присутствие на Донбассе. Ютуб, да и соцсети полыхнуло бурятско-кавказскими признаниями «мы на Украине, нам здесь нравится».

Лица кавказской национальности на Донбассе, обещают убивать украинцев: https://www.youtube.com/watch?v=B3RwFkHIem8

Преступления разных русских на Донбассе:

https://www.youtube.com/watch?v=ufo27M8tjSk&t=20s

Разные русские об убийствах украинцев на Донбассе:

https://www.youtube.com/watch?v=CwYMMUxaCR4

Буряты и чеченцы на Донбассе:

https://www.youtube.com/watch?v=iGyhCypc4rI

«Нас там нет», — говорят разные русские:

https://www.youtube.com/watch?v=v1bzFz4Iv2Q

Буряты рассказываю, как пытают и убивают украинцев:

https://www.youtube.com/watch?v=5cz2upnVRbo

Жители Читы в степях Донбасса:

https://www.youtube.com/watch?v=qfwo7JHvLMM

Бурят Ваха, национальный герой Бурятии, приглашает на Донбасс:

https://www.youtube.com/watch?v=nMoji_irTcs-

Бурят Ваха о ненависти к украинцам:

https://www.youtube.com/watch?v=V-tSDi2TMfM-

«Коренные» шахтеры-буряты на Донбассе. Интервью о заработках:

https://www.youtube.com/watch?v=aXomf_yZAKQ

Бурятский оккупант рассказывает о своих геройствах в Украине (Логвиново)

https://www.youtube.com/watch?v=z3ukXqcVono

Наемник из Якутии Михаил Федосеев (позывной «Скай») признался, что жизнь на Донбассе, куда он пришел как оккупант, лучше, чем в России, поэтому намерен поселиться в «ДНР». Об этом «Скай» рассказал в интервью одному из сепаратистских видеоканалов в Интернете.

«Родился я в Советском союзе, в Якутии, республика Саха, город Якутск… Мне здесь (в оккупированный районах Донецкой области – «ОстроВ») нравится…. Мы подали уже на гражданство в «ДНР». Домой то в гости, может, буду ездить, но здесь мне все нравится», — заявил якутский наемник. Он признал, что по уровню жизни Донбасс превосходит многие регионы России. «Многие россияне скажут… Я в мае как раз встречал иностранцев, россиян, ну, туристов… Все как один говорили: «Странно, война вроде здесь, но разбитым выглядит город мой»:

https://www.youtube.com/watch?v=D6adJnkd7ek

Бурят Ваха дает интервью о своих преступлениях на Донбассе:

https://www.youtube.com/watch?v=CwYMMUxaCR4&t=7s

Путин наградил бурята, воевавшего на Донбассе. В сети показали награду от президента РФ Владимира Путина буряту Владимиру Анданову, который воевал на Донбассе:

https://www.youtube.com/watch?v=045DzghHfrM

Русские всех разрезов глаз, всех оттенков кожи, русские всех русских национальностей Российской Федерации, приехали на Донбасс решать свои проблемы. Кого-то призвали, так как резервист. Кто-то служил на момент начала войны в рядах российской армии и не мог нарушить приказ. Кто-то набрался кредитов, а обещали большие зарплаты и мародерить. Кто-то ехал искать любовь, а кто-то реализовывать свои маниакальные желания насилия…

У каждого русского, приехавшего на Донбасс, своя история. История оккупанта. И за каждой такой историей кроется факт банального мародерства и решения личных вопросов за счет чужой жизни. Естественно, что за крики «это фейк» не извинился никто.

Знаете, был тогда в бурятском вопросе довольно курьезный случай. Мне начали писать депутаты Республика Саха (и еще каких-то подобных, я уже не помню) и обвинять в геноциде их народа на Донбассе. Оказывается малые народности мира, в том числе и русского Севера, защищены Декларацией ОНН и Конвенцией о коренных народах, которые малые и находятся на грани исчезновения, поэтому их убивать нельзя.

В диалоге между представителями малых народностей разных русских и мной красной линией шел когнитивный   парадокс — депутаты Республика Саха категорично требовали от меня не убивать их малые народы на Донбассе и категорично отрицали их присутствие там. Как это все умещается в их голове, я так и не поняла.

Никакие вопросы «что ваши люди делают в моей стране» не шевелили их извилины и не заставляли задуматься. Шел исключительный, хоровой ор «вы, украинские фашисты-шовинисты, вы ненавидите нашу народность, мы будем жаловаться в ООН, за то, что вы убиваете нашу малую народность на Донбассе, где нас нет». Я перестала спорить и доказывать на фразе «обратимся с жалобой в ООН», так как я такое люблю!

Да и у Украины не хватало доказательств присутствия малых народностей российского Севера, Юга и других федеративных округов РФ у нас в Луганской и Донецкой областях. Поэтому нахамила как могла, подстегнув к «жалуйтесь»!

Я, кстати, решением этих депутатов, признана врагом нескольких вот таких республик русских бурятских малых народов, как главный укро-шовинист, мне туда запрещен въезд.

Как я живу без права посетить крайние плоти РФ, я прямо не знаю, извелась вся!

Удивительно, но оккупант четко ставил передо мной «картину маслом» — они приезжают к нам на сафари, предъявляют нам справку «малая народность — убивать нельзя» и могут спокойно убивать нас? — Да, щаз!

Поэтому поддавшись идеям укро-шовинизма, больше месяца постила в их соцсетях фото «поджаренных» малых и крайних убийц моего края. То есть смелости угрожать мне исками в ООН, у них хватило, а остановить своих бурятов, едущих и захватывающих квартиры в ОРДЛО — нет. Озвучивать мне «вы должны и обязаны защищать нашу малую народность» ума хватило, а вот не пускать на войну свою малую народность, так нет.

Поэтому еще раз подчеркну: война-это люди.

Доказательств участия РФ в войне, в оккупации сотни, тысячи. И только монотонное «лупание скалы» нашими дипломатами, представителями Украины во всех международных организациях, монотонное «нас убивает Россия» сдвинули дело о защите Украины с мертвой точки. И когда-нибудь все эти «малые и умирающие народны крайней плоти РФ», понесут наказание. Я в это верю!

А вот вопросы реинтеграции, деоккупации и деколлаборатизации ОРДЛО, будут сложными. Ведь осевших там в ОРДЛО разных русских, которые уже купили недвижимость, получили там «паспорта», создали там семьи и нарожали маленьких коренных бурятов Донбасса, выгнать будет ох, как сложно!

Они охраняемая ООН малая и крайняя плоть РФ. Такой хай поднимут — «ущемляют права малых народов», что мама не горюй! Думали ли вы об этом, уверена, что нет!

В ОРДЛО растет количество смешанных семей, «узаконивших» отношения по законам ОРДЛО, где супруга жительница ОРДЛО, владелица двух паспортов (гражданка Украины и «гражданка» «л-днр»), а супруг русский ихтамнет. И детки уже растут. Такие же узкорусские. Это называется ассимиляция. Еще пару лет оккупации и вернется нам узкорусский Донбасс с требованиями узаконить все эти браки, дать гражданство «супругам», истерикой и обвинениями в части не разлучать семьи, а требование предоставить «автономной республике Донбасс» статус государственного русского языка будет продиктован уже не политикой, а языковой необходимостью. Знаете, оккупация она не то, что нам рисует воображение по фильмам времен Второй Мировой. Это и политика, и даже язык.

Россия продуманно поступила в 1933-м, заполнив опустевшие дома умерших от голода украинцев выходцами из псковщины, волгоградщины, белгородщины и других российских областей. Я даже в Черкасской области встречаю рожденных в Пензе, Пскове, Тамбове, Воронеже. Так мы получили «исконно русских» на Донбассе. Да что на Донбассе. Вон в Эстонии, Латвии и Литве «исконно русские» экс-военные требуют признать русский язык государственным. Оккупанты диктуют условия. Вот так-то!

Эта война сделает с Донбассом то, что не доделал СССР в 50-80-е года. Это второй период ассимиляции, именно года на восстановление шахт ехали все, кто хотел работать и зарабатывать, и не голодать. Опять же, это были псковяне, рязанцы, тамбовцы. На Росси всегда было холодно и голодно. На Донбассе была зарплата, квартиры, фрукты и умеренный климат. Сейчас на Донбассе женщины, готовые рожать, умеренный климат, фрукты, зарплата и квартиры, которые можно отжать. Конечно же, сюда с удовольствием едут русские люди со всех федеральных округов РФ. Кто-то скрываясь от алиментов, большинство скрываясь от кредитов, кто-то просто заработать, кто-то в жажде крови или реализации своих тайных желаний.

А «наварасы» до сих пор кричат, что «гражданская война», и Россия с Путиным ни при чем в «гражданском конфликте на Донбассе» и русских у них нет. Где танки, снаряды бурят взяли, а «наварасы»? — Накопали!

Удивительно, но вот эти, поднимаемые мною вопросы реинтеграции – да, до нее еще ого-го, но я пишу о реинтеграции, так как я в нее верю, как и в деоккупацию, и в деколлаборатизацию ОРДЛО — не находят отклика у жителей ОРДЛО. И это понятно.

Кто-то имеет зятя из разных русских (таких семей много в ОРДЛО), кто-то сам прикупил квартиру и переживает, чтобы не попасть под проверку законности сделок. В общем, война-это личное, личное и еще раз личное.

Кстати, сейчас танковые части с солдатами из Улан-Уде стоят за Лутугино в ОРЛО. Там опять будет бум новорожденных раскосых детишек.

Написать и вспомнить всех «коренных бурято-шахтеров Донбасса» меня подтолкнуло два события.

Первое, заявление Путина, сделанное в эфире телеканала «Россия-24».

Процитирую его: «Решение обеспечить проведение референдума в Крыму в 2014 году было принято, чтобы не допустить развития событий, аналогичных тем, что случились в Донбассе. Когда мы последовательно и достаточно жестко действовали в Крыму, то я исходил из того, что возможны вот такие трагические события, которые мы сегодня наблюдаем в Донбассе. И именно для того, чтобы предотвратить подобное развитие событий, мы и вынуждены были предпринять необходимые действия для обеспечения свободного волеизъявления жителей Крыма», — сказал Путин в преддверии седьмой годовщины присоединения полуострова к России».

Буквально через несколько часов «РИА Новости» аннулировало новость, поспешно скрывая глобальную оговорку Путина, раскрывшую все его карты по организации войны в Украине.

Напомню, что «референдум о статусе Крыма»  состоялся 16 марта 2014 года, и первыми, кто назвал себя «коренной народ Крыма — русские» в эфире, это было лицо бурятской национальности:

https://www.youtube.com/watch?v=DYv9_z-lZgQ

Это видео от 5-го марта 2014-го года. Министр обороны РФ Сергей Шойгу назвал тогда провокациями фотографии, на которых можно различить российские номера на военных автомобилях в Крыму. Рядом стоят военнослужащие без опознавательных знаков. Украинские журналисты пообщались с солдатом в Крыму без опознавательных знаков на форме, и он сказал «мы местные, мы россияне». И вот через 7 лет войны, мерзкое, подлое кремлевское чудовище, призналось, что войну в Украине оно готовило давно.

Откровение Путина, как оплеуха для тех, кто до сих пор орет «Порошенко продал Донбасс», «нас здесь бросили», «нас предали», «почему Украина не начала боевые действия в Крыму, тогда бы не было войны», «Турчинов сдал Крым».

Люди, вернее, людишки, которые вечно, по советской традиции и нарративам, ищут виновных для своего оправдания не пойти в военкомат, вам уже и Путин пояснил, прямо и откровенно: если бы в Крыму «пыхнуло» Путин бы ввел войска через Донбасс в Крым, захватив всю Украину и «спасая русских» Крыма. Не зря «поджигали» Харьков, Одессу, Херсон, Николаев. Крым «не пыхнул», прикрыли Донбассом. Где бы не «пыхнуло» на тот момент, русским было все равно. Решение о вводе российских войск в Украину принято на заседании ГосДумы РФ 1 марта 2014 года, а подготавливалось оно давно.

Второе…

Я давно хотела показать читателям эту статью и проанализировать ее. Разжевать. Разложить на молекулы и атомы. Сегодняшнее происшествия в редакции «Новой газеты» в Москве, подтолкнуло меня еще раз напомнить читателям, и о бурятах, и о том, кто наш враг, кто делал «котлы», чтобы варить в них «укроп», чтобы еще раз оглянутся, проанализировать, понять и не забыть.

Статья с громким названием «Мы все знали, на что идем и что может быть» вышла в 22 номере от 4 марта 2015-го года в российском издании «Новая газета». Автор статьи спецкор Елена Костюченко, она есть в Фейсбуке.

Что это было? Попытка оппозиции завуалированно зафиксировать преступление? Гордость за свою страну? Подрывная информационная деятельность, ведь весь мир будоражил вопрос, есть ли в степях Украины русские ихтамнеты? Банальное журналистское   интервью о «горячих» фактах? Газета позиционирует себя, как оппозиционная, может, и хотели зафиксировать преступление своей страны, не знаю. Я утратила все чувства эмпатии и доверия к любым либералам и оппозиционерам из РФ.

С 2014-го года у меня нет «не таких русских». Для меня все русские оккупанты. Редкие друзья из РФ по Фейсбуку меня понимают и не обижаются. Они и там враги, в этой самой РФ, и нам не друзья. Кто-то из них придерживается Навального, кто-то просто осознает все преступления РФ и не соглашается с ними, выражает нам поддержку, рискуя быть задержанными, кто-то гражданин РФ, но, родился сам или его родители родились в Украине и были депортированы.

Ну, по крайне мере, они не навязывают мне свое мнение (что уже ценно), присылают интересные новости из РФ, а ростовчане постоянно снабжают информацией о передвижения российских войск к границе Украины по Ростовской области. Я отсекла из круга общения всех «мышебратьев». Этот ансамбль имени Путина я раскусила сразу, еще в Свердловске.

Я еще не встретила ни одного либерала из РФ, который не видел бы себя завоевателем и освободителем мира. Как там — либерализм заканчивается там, где начинается украинский вопрос?! — точнее не скажешь. Русским либералам все время хочется ответить песенкой из кинофильма про буратино «поучайте лучше ваших паучат». Настолько мерзко это нравоучительное бубонение «старших мышебратьев».

Я даже не верю в оппозицию на России, уж больно там величие и империализма многовато в чай кладут. Оппозиция там закончилась на Новодворской, Политковской и Немцове. Редкое исключение из россиян, господин Александр Невзоров, который, кстати, единственный из публичных россиян, кто сказал, что все мои статьи об участии разных бурятских русских в российско-украинской войне, не являются фейком.

Хотя, я думаю, что такое мое отношение, обусловленное тем, что я пережила, и оно не совсем правильное. И любая оппозиция на РФ, это, скорее для нас плюс, чем минус. И чем больше РФ опускается в свое гетто, и показывает миру свои лагерные клыки, это скорее плюс, чем минус. Облико-морале врага, которое он пытается держать перед миром, как «страна демократического развития», рассыпается карточным домиком. Чем больше русские будут сажать русских (да, я цинична)…Нет, они не отстанут от нас и не забудут про нас, просто у Кремля будет меньше шансов на консолидацию общества в случае решения масштабной интервенции.

Поэтому я собрала все силы в кулак, и отнеслась к публикации, как к попытке российской оппозиции зафиксировать преступления Кремля и отдельных разных русских в составе регулярных частей российской армии, убивающих нас, украинцев, на нашей земле.

Статья настолько наполнена фактами и фактажом, что читать ее больно и страшно одновременно. Но, это одна из самых честных фиксаций преступлений РФ, пребывания на Донбассе бурят и описание всего, что происходило тогда в так называемом «Дебальцевском котле».

Анализ этой статьи, он, прежде всего, важен для донбасских любителей поорать, как их «Украина бросила и продала», и тем, кто считает что в «котлах», устраиваемых РФ, виновна Украина, наше Министерство обороны, ну, и лично пятый Президент.

Герой статьи, известный всем бурят, которого приветствовал в Донецкой больнице сам Кобзон — «Вы бурят? Как я рад!»:

https://www.youtube.com/watch?v=jSVgMmz-DJY

Итак, начнем.

Цитата из статьи «Мы все знали, на что идем и что может быть» № 22 от 4 марта 2015-го года «Новая газета»:

«Доржи Батомункуев, 20 лет, 5 отдельная танковая бригада (Улан-Удэ), воинская часть № 46108. Срочник, призван 25 ноября 2013 года, в июне 2014 заключил контракт на три года. Личный номер 200220, военный билет 2609999.Лицо сожжено, обмотано бинтом, из-под бинта выступает кровь. Кисти рук тоже замотаны. Уши обгорели и съежились.Я знаю, что его ранило в Логвиново. Логвиново — горловину Дебальцевского котла — ранним утром 9 февраля зачистила и замкнула рота спецназа ДНР (на 90% состоящая из россиян — организованных добровольцев). Котел был замкнут так быстро, что украинские военные, находившиеся в Дебальцево, не знали об этом. В последующие часы войска самопровозглашенной ДНР свободно жгли машины, выходящие из Дебальцево. Так был убит заместитель главы АТО.

Спецназ отошел, занявших позиции казаков-ополченцев накрыло украинской артиллерией. Тем временем, украинские военные начали организовывать прорыв из котла. На удержание позиций был направлен российский танковый батальон, уже несколько дней к тому моменту находящийся на территории Донецкой области.

Мы разговариваем в Донецке, в ожоговом центре при областной центральной клинической больнице.

 — 19 февраля я взорвался. В сумерки. 19-е число по буддистскому календарю считалось Новым годом. Так что год начался для меня тяжело. (Пытается улыбнуться, из губы быстро течет кровь). Вчера мне бинтом лицо замотали. У меня вообще лицо засушилось. Операцию пока не делают, потому что я хуже перенесу дорогу. Пальцами когда шевелю, тоже кровь течет. Я надеюсь в Россию попасть побыстрей.

— Как вас ранило?

— В танке. Танковый бой был. Я в противника танк попал, он взорвался. Попал еще под другой танк, но у него защита была, хорошо защита сработала. Он развернулся, спрятался в лесополосе. Потом мы делали откат на другое место. И он как жахнет нас.

Звук такой оглушительный — «тиннь». Я глаза открываю — у меня огонь перед глазами, очень яркий свет. Слышу: «тррц, тррц», это в заряде порох взрывается. Открываю люк, а открыть не могу. Единственное, что думаю: все, помру. Думаю: че, все, что ли? 20 лет прожил — и все? Потом сразу в голове защита. Пошевелился — двигаться могу, значит, живой. Живой — значит, надо вылазить.

Еще раз попробовал открыть люк. Открылся. Сам из танка вылез, с танка упал — и давай кувыркаться, чтоб огонь потушить. Увидел чуть-чуть снег — к снегу пополз. Кувыркаться, зарыхляться. Но как зарыхлишься? Чувствую, лицо все горит, шлемофон горит, руками шлемофон снимаю, смотрю — вместе со шлемофоном кожа с рук слезла. Потом руки затушил, давай двигать, дальше снег искать. Потом приехала БМП, водитель выбежал: «Братан, братан, иди сюда». Смотрю, у него баллон пожарный красный. Он меня затушил, я к нему бегу. Кричит: «Ложись, ложись» — и на меня лег, еще затушил. Командир взвода пехоты вытащил промедол — точно помню, и меня сразу в БМП запихали. И мы с боем ушли оттуда. Потом перенесли на танк, на танке мы поехали до какого-то села. И там меня мужик какой-то все колол чем-то, что-то мне говорил, со мной разговаривал. Потом в Горловку въехали. Тоже все ноги кололи, в мышцы промедол, чтобы не потерял сознание. В Горловке поместили в реанимацию, насколько я помню. Потом уже рано утром меня сюда привезли, в Донецк. Очнулся я здесь от того, что хотелось кушать. Очнулся я 20-го. Ну, как могли, накормили.

 — Как вы попали сюда?

— Я призывался 13-го года 25 ноября. Попал добровольно. Сюда отправляли только контрактников, а я приехал в Ростов, будучи солдатом срочной службы. Но я, будучи срочником, хорошие результаты давал — что по огневой подготовке, что по физической. Я призывался вообще с Читы, в Чите курсовку прошел, а в части Улан-Удэ решил остаться по контракту. В июне написал рапорт с просьбой. Попал во второй батальон. А второй батальон — в случае войны всегда первым эшелоном выезжает, в любой воинской части есть такое подразделение. У нас были, конечно, контрактники в батальоне, но в основном срочники. Но ближе к осени, к октябрю начали собирать из всех батальонов нашей части контрактников, чтобы создать из них один батальон. У нас не хватало в части контрактников, чтоб сделать танковый батальон, поэтому к нам еще перекинули контрактников из города Кяхта. Нас всех в кучку собрали, мы познакомились, дня четыре вместе пожили, и все, в эшелон.

У меня срочка должна была закончиться 27 ноября. А в Ростов мы приехали в октябре, у меня еще срочка шла. Так что контракт у меня начался уже здесь. Мы пятая танковая отдельная бригада.

— Вы не увольнялись?

— Нет, я не уволен.

— Вы ехали на учения?

— Нам сказали, что на учения, но мы знали, куда едем. Мы все знали, куда едем. Я уже был настроен морально и психически, что придется на Украину.

Мы танки еще в Улан-Удэ закрасили. Прямо на вагонном составе. Закрашивали номера, у кого-то на танках был значок гвардии — тоже. Нашивки, шевроны — здесь снимали, когда на полигон приехали. Все снять… в целях маскировки. Паспорт в воинской части оставили, военный билет на полигоне.

А так у нас бывалые есть ребята. Кто-то уже год с лишним на контракте, кто-то уже 20 лет. Говорят: не слушайте командование, мы хохлов бомбить едем. Учения даже если проведут, потом все равно отправят хохлов бомбить.

Вообще много эшелонов ехало. Все у нас в казарме ночевали. Пред нами ребята-спецназовцы из Хабаровска были, с разных городов, чисто с востока. Один за одним, понимаете? Каждый день. Наш шел пятым, 25-го или 27 октября.

Рампа разгрузочная была в Матвеевом Кургане. Пока ехали от Улан-Удэ до Матвеева Кургана, столько городов повидали. 10 суток ехали. Чем ближе сюда, тем больше людей нас приветствовало. Руками машут, крестят нас. Мы в основном все буряты же. Крестят нас. (Смеется, кровь снова течет).

А и здесь тоже, когда ездили. Бабушки, дедушки, дети местные крестят… Бабки плачут»….

Продолжение следует…

Олена Степова

Loading...