«Дух партнерства»: напуганный Кремль обратился к Западу

«Дух партнерства»: напуганный Кремль обратился к Западу

Отправка российского самолета с так называемой «помощью» для США является второй по счету – после Италии – громкой спецоперацией Кремля в рамках широкой кампании, целью которой является попытка вернуть Россию за стол переговоров с цивилизованными членами мирового сообщества.

«Сейчас, когда нынешняя ситуация затрагивает всех без исключения и носит общемировой характер, альтернативы тому, чтобы действовать сообща, в духе партнерства и взаимной помощи, нет», — прокомментировал ситуацию пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Режим, представитель которого это сказал, с момента вторжения в Грузию ведет войну с Западом за перекраивание международного порядка, отхватывая один за другим куски территорий, совершая кибератаки, вмешиваясь в иностранные выборы, угрожая ядерным нападением и проводя беспрецедентные пропагандистские атаки против населения, используя старые советские методички по информационной борьбе.

Более десятилетия достопочтенные английские лорды, осторожные немецкие бюргеры и меркантильные американские банкиры умоляют путинскую администрацию одуматься и прекратить, наконец, разрушать международное единство, выстроенное титаническими усилиями в период после Второй Мировой войны.

Пока мировая общественность высказывала пресловутую «обеспокоенность», Кремль пересекал одну красную линию за другой: на Донбассе идет кровавая мясорубка, на головы мирных сирийцев сыплются запрещенные к применению бомбы, режим Асада под прикрытием российских самолетов травит соотечественников газом, а Кремль обеспечивает своим союзникам гарантии неприкосновенности через Совбез ООН и ядерные угрозы.

Прямые жертвы Кремля исчислялись тысячами. Правда, в отличие от коронавирусной статистики, сводки с фронтов в Алеппо и Востока Украины мало трогают западных лидеров, не говоря уже об обывателях. Ровно поэтому российские войска продолжают беспрепятственно вырезать целые «компактные поселения», как это произошло в Грузии, где людям пришлось выбирать – умереть под российскими ракетами или бежать из своих домов. Впоследствии это было оценено как этническая чистка грузинских сел. Вдохновляясь безнаказанностью, кремлевские спецслужбы совершали все более дерзкие шаги: дошло до прямой химической атаки на британской территории.

На протяжении этого времени Кремль не слишком был озабочен идеей взаимопомощи, упомянутой Песковым. Путин презрительно называл погибшую Дон Стёрджес и пожизненно искалеченного Чарли Роули «бомжами», а сына Стёрджес – Эвана Хоупа, который обратился к российскому президенту, – кремлевский сатрап даже не удостоил вниманием. Множество украинских семей остались без отцов, погибших под снарядами, которыми Россия снабжает боевиков по сей день. На протяжении шести лет расследования по делу MH17 пропаганда, спецслужбы, да и все высшее руководство России открыто издевались над памятью жертв и их родственниками. В результате семьи тех, кто умер при атаке российского «Бука», ответили Москве инсталляцией в виде 298 пустых кресел – прекрасным символом единения мира против кремлевского зла. Это была истинно международная трагедия с общим врагом: она коснулась граждан из многих стран.

История сбитого Россией малазийского лайнера стала кульминацией на пути, который выбрал Кремль, когда решил противопоставить себя всему человечеству. Россия открыто вынесла себя за скобки международного права, морали и естественного для современного Запада представления о том, что человек и его жизнь – высшая ценность, а не средство реализации амбиций политиков. Годами велись разговоры о многополярном мире – не ради мультикультурализма, а ради возможности хотя бы частично вернуть сферы влияния, утраченные после краха СССР. Сферы влияния, которые на практике означали возможность творить массовое насилие вроде вторжения в Чехословакию, уничтожать неугодных оппонентов, как это произошло с диссидентами вроде Новодворской, и не нести ответственности за социальные и техногенные катаклизмы – от афганской до Чернобыльской.

Теперь, когда возникла угроза лично Владимиру Путину, его окружению и стабильности всего режима, российские чиновники вспомнили про «дух партнерства» с теми, против кого они вели войну на уничтожение в течение всех этих лет. Садисты, привыкшие убивать без всяких последствий для себя, внезапно сами оказались перед лицом кошмара, для которого нет никаких границ – от него не спрятаться ни за границей, ни на родине, ни в бункере. Это ясно показала история с заразившимся врачом Денисом Проценко, с которым буквально неделю назад встречался сам Путин и его окружение.

По иронии судьбы, COVID-19 начал выполнять работу, которую давно должен был проделать западный истеблишмент: перекрыты границы – их больше не пересекут «Петров» и «Боширов»; обрушена цена на нефть, питающая военную машину Путина; парализована работа российских спецслужб, да и всего государственного аппарата; экономика России рассыпается буквально на глазах. В отличие от Европы и США, Россия не в состоянии напечатать деньги без того, чтобы получить галопирующую инфляцию. У нее есть лишь устаревший инструмент золото-валютных резервов, совершенно не пригодный для спасения от текущего кризиса. В России попросту нет государства – ни полиции, ни судов, ни медицины, ни науки. Подобная конструкция даже в обычное время с трудом обслуживала нужды россиян. Во время пандемии она становится катализатором сущей катастрофы, в конце которой – угроза массового голода. Страна, в которой никогда не было практически никакого производства и которая всегда меняла нефть на все остальное, теперь лишается обменного товара: экспортные цены марки Urals становятся отрицательными. Такая система способна разве что вводить карантинные запреты, но совершенно не годна для долгосрочной стратегии выживания в ситуациях, подобных нынешней.

Осознавая масштаб угрозы, путинское руководство решает установить фальшивое перемирие с Западом и направляет туда борты с оборудованием. «Мы уверены, что Америка при необходимости тоже окажет нам содействие», – заявил российский посол в Вашингтоне Анатолий Антонов, раскрывая одну из главных целей всей этой дешевой комедии. Ему вторит Песков: «Когда американские производители медицинского оборудования и материалов наберут обороты, они так же смогут в случае необходимости ответить взаимностью».

Речь, конечно, идет отнюдь не только о снятии санкций, но и об элементарном физическом выживании: в России, которая взялась «помогать» богатой евроатлантической цивилизации, система здравоохранения в разы, а то и на порядки беднее, а до продовольственного кризиса – буквально несколько шагов. Российское руководство понимает, что недалек тот час, когда ему может понадобится реальная – а не декоративная, как у Путина – помощь с медицинским оборудованием, персоналом и едой.

«Искренность» Москвы подтверждается тем, что в это же самое время российская пропаганда сеет за рубежом панику и дискредитирует местные системы здравоохранения, а на внутреннем рынке раскручивает дезинформацию о том, что российские власти действуют гораздо эффективнее западных правительств. В обоснование приводятся официальные цифры, которым мало кто верит. Как известно, в КНДР нет никакого COVID-19, а в Туркменистане слово «коронавирус» официально запрещено к употреблению. Этому посвящен новый секретный доклад США: Китай, Иран, Россия, Индонезия, Северная Корея там названы странами, которые занижают данные по заражениям и смертям от коронавируса.

Весь этот спектакль разыгрывается Россией на фоне сообщений итальянских и других зарубежных СМИ о том, что «подарок» от Путина оказался полностью непригодным для борьбы с новой болезнью. Кадры российских военных машин, которые пересекают сотни километров страдающей от инфекции итальянской территории, вызывает лишь недоумение, а также вопросы о том, представляют ли они угрозу шпионажа для страны-члена НАТО.

Путин теперь хочет воспользоваться всеобщей трагедией для того, чтобы задешево избавиться от репутации изгоя, маньяка и вора. Его мечта – восстановить отношения с Западом так, чтобы сохранить власть, повысить собственную значимость на мировой арене и легитимировать территориальные завоевания, достигнутые в последние годы через многочисленные человеческие жертвы и немыслимые нарушения всех возможных международных договоров. Он всерьез полагает, что совершенные по его прямому приказу массовые убийства можно искупить индульгенцией в виде медиа-постановки для телеканала RT.

Разрушенные им государства, заблокированные в ООН трибуналы, дискредитированная система международного права – все это для Путина, Патрушева и Володина не более чем пыль, которую можно утрамбовать парой автомобилей, гружённых медицинскими масками. Таково мышление главарей мафии, которые искренне не понимают, что такое международные институты, и почему правосудие не продается. Остается лишь надеяться на то, что это понимают те зарубежные лидеры, которые, как Дональд Трамп и Джузеппе Конте, все-таки решают принять от Путина его подачки.

Александр КУШНАРЬ


Loading...