"Не исповедимы пути геройства" - Циля Зингельшухер

"Не исповедимы пути геройства" - Циля Зингельшухер

Как интересно устроена Жизнь.
Два человека попадают в плен.

Первый удивляет своим патриотизмом врага. Находясь в довольно приемлемых условиях, находит способ - как проявить свою позицию, донести до всего мира свой голос достойного гражданина и даже идёт на столкновение с противником, устраивая голодовки и акты презрения представителям так называемого "правосудия", не признавая за собой никакой вины, вымышленной постановочным судилищем оккупанта.

Второй – тоже патриот. В плену его пытают, и под давлением он вынужденно даёт признательные показания, сознаваясь в страшных преступлениях. Возможно, даже частично оговаривая других, ни в чём неповинных пленников. Тем не менее, на суде находит в себе мужество, заявляет о своей невиновности и о том, что поддался пыткам.

Первым восхищаются, завидуя в глубине души твёрдости позиции и силе духа.
Второго искренне жалеют, понимая, что многие сломались бы на его месте.

Оба возвращаются домой из плена.
Первый – сразу становится Героем. По форме. Пытается охватить необъятное и, ожидаемо, проваливается в неизведанную глубину, в которой мало что понимает. С размахом раздутого гиганта. При этом пребывая в тупике заблуждений относительно своих реальных возможностей. Всё чаще страдает «синдромом заложника» и за плотностью необдуманных слов уже начинает напоминать кого-то с той стороны баррикады.

Второй – пытается вернуть себе доброе имя и ищет способы помочь тем, кто остался в заложниках у врага. Хотя бы подживляя их надежду на освобождение и веру в поддержку народа. Маленькими шагами настоящего человека. Он пытается стать героем. По содержанию.

Бесполезно взывать к мудрости веков, знающей Жизнь и обречённо шепчущей слабому человеческому характеру - «не сотвори». Людям нужны кумиры. Общество нуждается в героях. Они – как маяки во мгле. На свет их горения тянутся остальные, так легче находить дорогу. Сила, отвага или смелость чужого человека, спроецированная на себя, даёт ощущение причастности к таким достоинствам. Гордость за ближнего, использование образчиков, и многие другие аспекты человеческого восприятия героев никогда не остановят представление – зрителей миллионы, актёрами же становятся единицы.

Сотворение кумиров, их крушение, разочарование и горький осадок от разрушенных иллюзий всегда уравновешиваются человечеством верой в маленькие подвиги обычных людей, которые, даже возможно оступившись один раз, доказывают всем, что сила личности в том, чтобы идти по нарастающей вверх, а не вспыхнув один раз, бесславно угаснуть, вытирая своё имя из списка вчерашних светочей.

Почему-то хочется верить, что Второй осилит свою дорогу вверх. Вкусив испытаний, но не обжёгшись сиянием своей же славы, он может сохранить её мягкое тепло в душе и даже поделиться с остальными.

Первому же… Хочется сейчас пожелать только одного – чтобы геройство по форме не осталось вскоре единственным светлым проблеском на пути, который ведёт в темноту непонимания, заблуждений и забвения.

Циля Зингельшухер


Loading...
Loading...