"Против разжигания гражданской войны" - Игорь Чубайс

"Против разжигания гражданской войны" - Игорь Чубайс

Навальный арестован, что дальше.
Встреча во Внуково, три урока. До аэропорта я добрался загодя, но вход внутрь здания уже был заблокирован силовиками. Раздвинув группу скопившихся людей, я, приблизился к рамке металлоискателя и пошел дальше. Ко мне потянулись руки людей в форме. –Да ваш отец по моложе будет, не выталкивайте деда на 20-градусный мороз, сказал я уверенно и прошел в здание вокзала. Руки омоно-чекистов как-то слегка разжались…
Урок первый. Силовики сами не рвутся выполнять абсурдные приказы и, значит, с ними надо пытаться устанавливать контакт.
…До прилета Навального оставался примерно час. Внутри помещения аэропорта выстроилась плотная цепь ОМОНовцев. Я подошел к «космонавтам». –Навальный будет выходить через этот проход? - спросил я, изображая наивного дедушку и прекрасно зная, что ОМОНовцам запрещено вступать в диалог с гражданами. –Он сюда не прилетит, полушепотом и сквозь зубы ответила пластиковая каска. Я не поверил, что мне действительно ответили, да еще и, похоже, сказали правду… И переспросил – что, не прилетит во Внуково? Каска ответ повторила…
Вывод первого урока подтвердил урок второй. Он же позволил сделать новые заключения... Когда, вернувшись домой, я восстановил большую часть картины маслом «Прилет Навального», стало понятно – что к чему. …Власти сознавали, что встречать «иноагента» приедет множество людей. Про опыт Минска, где задержанных омоновцами нередко удается отбивать, в Кремле знают не хуже нас с вами. Поэтому, стремясь исключить нежелательные сценарии, чекисты решили собрать энтузиастов во Внуково, а самолет посадить в ничего не подозревающем Шереметьево… Иначе говоря, власти не только сознавали, что во Внуково они провоцировали силовой протест и готовились к нему загодя. Они и прорепетировали его разгон – смотри урок номер три.
…Пока сотни людей, прошедшие разными способами внутрь аэровокзала, ждали прилета своего героя, ОМОНо-чекисты лениво, время от времени, хватали наиболее активных встречающих – кого с русским флагом, кого с громкими антипутинскими выкриками… Но, в какой-то момент, очевидно, поступила команда удалить часть встречавших из здания и началась операция «зверское давилово». Тот, кто попал в это месиво, реально опасался быть затоптанным или сломать себе руки-ноги. (Уверен, искалеченные там действительно были, просто о них СМИ не сообщают)… Находясь в нескольких метрах от прессуемых, стремясь охладить пыл отборных двухметровых амбалов в форме, я стал орать традиционное «позор», но меня никто не поддержал. Секунд через десять народ стал скандировать «фа-ши-сты»!
Выводы из третьего урока понятны. Действительно, не все ОМОНОВцы звери, но, совершенно ясно, что строить по этому поводу большие иллюзии нельзя. ОМОН – это машина, которая довольно тупо выполняет команды, когда эти команды поступают. И еще один вывод – я убедился, что часть общества настроена гораздо радикальней, чем это было недавно и чем я мог себе представить. Конфликт общества и власти стал на порядок острее.
Перечисленные выводы и уроки важны потому, что они продолжают действовать далеко за пределами Внуково – от Хабаровска до Шиеса, от Москвы – до Питера…
Про линию Кремля. Власть не просто подтвердила, что главное для нее – она сама и ее самосохранение. Это было ясно и раньше. Теперь нам показали, что власть – это не только высшая, но и ЕДИНСТВЕННАЯ ценность путинизма. Народу здесь если и позволено выживать, то только по «остаточному принципу».
-Ради самосохранения, Кремль отбрасывает право. Раньше он старался имитировать соблюдение закона, теперь нам откровенно показывают: если закон мешает – не сомневайтесь - мы его растопчем, без всяких колебаний.
-Ради самосохранения, Кремль плюет и на весь внешний мир, и на престиж государства. Любые протесты Запада нам не указ, заявляет Песков. Но, конечно, это только слова. На самом деле солидарность Запада для гражданского общества важна, как никогда и мы очень благодарны за эту солидарность.
Кремль демонстрирует абсолютную неспособность к диалогу и к какому-то компромиссу. Он действует по принципу – да, отравить не удалось, значит посадим! Крайняя жестокость превращается в неосталинскую государственную норму – человека, чудом выжившего после отравления и не долечившегося за рубежом, собственные власти гостеприимно встречают с наручниками. Ветераны не забыли, как попавшие в плен, досиживали свое в ГУЛАГе!
Что дальше. Арест Алексея вполне может стать триггером открытого протеста, растущего и накапливающегося из года в год… Если Кремль и дальше будет беспредельничать, в стране может возникнуть совсем иной и очень опасный тип сопротивления. Отчасти он уже возник, про стрельбу на Лубянке, про взрывы у региональных отделений ФСБ СМИ периодически сообщают. Конечно, Россия – не Украина, где Бандера и Шухевич создали 400-тысячную армию. Но РОА, РОНА и казачьи формирования действовали и в России. Собственно, сам сталинизм был сломлен двумя восстаниями в ГУЛАГе весной-осенью 53-его года. С протестом, вырастающим из иной, чем демократическая оппозиция основы и не имеющим к ней отношения, вести переговоры будет невозможно. Неужели кто-то в Кремле хочет сознательно столкнуть страну в пучину гражданской войны?!
Всякий политик – и в Кремле, и справа, и слева должен настаивать на переговорах, на диалоге, на исключении варианта с удалением Алексея Навального из нашей политической жизни. Навальный для десятков миллионов соотечественников – это бесстрашный борец с коррупцией. Тот, кто не хочет его даже услышать, кто выступает против интересов миллионов россиян, выталкивает нас на неправильный, совершенно неприемлемый и крайне опасный для России путь.

Loading...