Умерла один из авторов сериалов "Моя прекрасная няня" и "Приключения Мухтара"

Умерла один из авторов сериалов "Моя прекрасная няня" и "Приключения Мухтара"

В Москве на 64-м году жизни скончалась поэтесса, писательница, сценарист и диссидент Ирина Ратушинская. Она была литературным редактором ситкома "Моя прекрасная няня" и сценаристом сериалов "Приключения Мухтара", "Таксистка", "Аэропорт", "Присяжный поверенный".

Ратушинская коренная одесситка. Окончила физический факультет Одесского университета. В 25 лет вышла замуж и переехала к супругу в Киев. Спустя три года ее обвинили в антисоветской агитации и пропаганде и приговорили к 7 годам лишения свободы. Срок она отбывала вместе с российской диссиденткой Татьяной Великановой. В колонии она отсидела три года вместо семи, так как была досрочно освобождена благодаря заступничеству западных политиков, в том числе президента США Рональда Рейгана и премьер-министра Великобритании Маргаретт Тэтчер. Годы, проведенные в колонии, Ратушинская описала в автобиографической книге "Серый — цвет надежды".

После выхода из колонии Ратушинская на пресс-конференции в Лондоне в 1986 заявила, что не вернется в СССР, пока там будут нарушать права человека. Из--за этого Ратушинскую и ее супруга лишили советского гражданства. До конца 90-х преподавала в университете Чикаго, после получила российское гражданство и переехала в Москву. У нее остались двое сыновей.

Цитатник

Уже не надеясь наладить регулярную переписку, я провела эксперимент: откопала в "Иностранной литературе" текст последнего письма из концлагеря французского поэта Роберта Десноса. Его замучили во Флоссенбюрге, он несколько месяцев не дотянул до конца войны. Это его письмо жене фашистская цензура пропустила. Было интересно, пропустит ли наша. Для того, чтобы дать КГБ фору, я переписала не все письмо, только обращение и последнюю фразу: "целую тебя столько раз, сколько позволит цензура, которая будет читать это письмо". И послала Игорю. Конфисковали, конечно, хоть все послание состояло из трех строчек. Зона долго смеялась. ("Серый - цвет надежды").ЦИТАТНИК

***

-- И на КГБ плюете?  

-- Плевать не плюем, но игнорируем.

-- Ира, слышь, у меня семь классов. Ты давай попроще выражайся.

-- Ну, тогда -- плюем! ("Серый - цвет надежды").

***

Когда собака прыгает через палку, палку поднимают все выше и выше — постепенно... Когда собака лижет руку, ее заставляют лизать еще и сапоги — вот такие как вы и заставляют... Но мы не собаки, и вы нам не указ. Извольте знать. ("Серый - цвет надежды").

***

...волосы стричь всегда весело. Немного - озорство, немного-маскарад. Может, и правда-на концах волос, а не на сердце, накапливается тяжёлое? Состричь - и уйдёт ("Одесситы").

***

Вся трудность молодости-в том, что ещё предстоит узнать, гениален ты или нет ("Одесситы").

***

Видимо, всё же земля похожа на

Огурец:

Есть один конец и другой конец.

И, конечно, ты на одном

Конце, а я на другом.

Посреди пупырышки. Более —

Ничего. И вся горечь собрана именно на

Концах. Так это и называется — закон

Огурца.

***

О своем аресте

Наверное, я просто попала под раздачу. К тому же - ну, нетрудно представить себе логику того же Андропова. Представьте себе – какой-то там особе 28 лет, ее стихи широко гуляют по самиздату, кладутся на музыку, переводятся за границей. Эта зараза уже в 28 лет член Международного ПЕН-клуба. Всю советскую цензуру она имеет в виду, и чем все это закончится - неизвестно. Не пора ли нам заняться превентивным действием? Это с одной стороны. С другой - гражданская позиция этой девчонки все-таки совершенно антисоветская. Вот, например, отправили Сахарова в Горький - с какой формулировкой? "По настоятельным просьбам советской общественности". Прекрасно. Мы с мужем - чем мы не общественность? - просто пишем открытое письмо с адресом, подписями и так далее - мол, мы не та часть советской общественности, от имени которой вы это делаете. Отправляем в Кремль и публикуем в самиздате. И в самиздате наше письмо подписывает еще несколько тысяч человек. Мы просто говорили властям: мы не можем помешать вашим мерзостям, но мы лишаем вас права делать их от нашего имени.

О гражданской позиции

Тогда я должна была бы и вести себя, как Людмила Алексеева, правда же? А разница между нами в том, что я принципиально не согласна работать против России. Понимаете, одно дело разбираться с коммунистическим строем. Только коммунизм у нас уже кончился, а Россия осталась. Но вот путь через штатовские и другие гранты, которые потом надо отрабатывать так, как этого хочет грантодатель - это очень скверный путь. Я же видела этих людей - до грантов и после. Люди начинают работать действительно против своей страны, начинают лгать, это все нехорошо. Это страшно портит людей. Именно портит. Получается, на сжатие он был хорош, а на растяжение не выдерживает. Я так не могу, у меня другие убеждения.

 


Loading...
Loading...