Возможны ли в России "умные выборы"? - Игорь Яковенко

Возможны ли в России "умные выборы"? - Игорь Яковенко

Электоральный сюрприз для Путина и «Единой России», который случился осенью 2018-го, в конечном итоге стал еще одним подтверждением того, что выборы в современной России мало чем отличаются от русского бунта. Они так же бессмысленны и беспощадны. По крайней мере, если речь идет о выборах исполнительной власти.

До 2012 года в путинской России все было устроено разумно, самодержавно и логично. Наверху Путин, он же — Россия. От него методом эманации стекает власть, которую Путин выделяет из своего организма, как… впрочем, аналогию каждый может подобрать самостоятельно, в зависимости от своего отношения к Путину и к той субстанции, которая называется «российская власть». Главное, что власть в России вся проистекает из одного источника, течет сверху вниз и попадает на отдельных представителей в строго дозированных порциях: кому побольше, а кому малую капельку.

Когда в 2012-м подданным Путина разрешили выбирать губернаторов, сначала ничего не поменялось. Россияне просто искали метку Путина на кандидатах и за них отдавали голос. Или соглашались с тем, чтобы за них это делали специально обученные люди в избиркомах. Строго по квоте из восьми десятков регионов три отдавались на кормление придворной «оппозиции» — по одному региону КПРФ, ЛДПР и партии Сереги-десантника. Ни малейших последствий для режима это не имело, поскольку эти «оппозиционеры» были так же помечены Путиным, как и все остальные.

Неожиданный проигрыш «ЕР» в четырех регионах осенью 2018-го страшно возбудил демократическую общественность и уязвил Путина в самое сердце. В результате главный российский оппозиционер Навальный придумал операцию «умные выборы», а Путин обиделся и стал бойкотировать «неправильных» губернаторов. Путин довольно взрослый мальчик, но обиды у него как у закомплексованного подростка. То он к телефону не походит, когда Порошенко звонит, то вот теперь мстит «неправильным» губернаторам, демонстративно их игнорируя.


Сергей Фургал из ЛДПР заступил на должность губернатора Хабаровского края 28.09.2018, и вот уже свыше двух месяцев Путин делает вид, что не знает никакого Фургала. Даже путинский полпред по Дальнему Востоку Трутнев не пришел к Фургалу на инаугурацию и ограничился тем, что через третьи руки передал «неправильному» губернатору папку с поручениями, как тот должен руководить краем.

Владимир Сипягин из КПРФ, избранный губернатором Владимирской области, тоже два месяца сидит как засватанный и ждет, когда его Путин примет или хотя бы позвонит. 

Ставленник КПРФ Коновалов, избранный в Хакасии месяц назад, также пока не удостоился путинского благословения. А путинский полпред Меняйло демонстративно не поехал на инаугурацию «неправильного» Коновалова, предпочтя этой процедуре слет студенческих отрядов.

«Друзьям — все, врагам — закон!». Путин однажды с восторгом цитировал эти слова каудильо Франко и неуклонно следует его заветам. Нет закона, который обязывает главу государства в определенное время встречаться с главами регионов. Но жизнь регулируется не только правовыми нормами, и если вы, подойдя к группе коллег, поздороваетесь со всеми за руку, а мимо одного пройдете, заложив руки за спину, то это будет вполне внятный знак. Собянин заступил на должность в Москве 18.09.2018 и в тот же день встречался с Путиным. Бречалов стал начальником Удмуртии 18.09.2017 и уже 20.09.2017 был удостоен высочайшей аудиенции. Ко всем остальным своим назначенцам источник российской власти относится так же милостиво, в отличие от тех, кого он не назначал.

Главам регионов, избранным вопреки воле Путина, предстоит непростая судьба. Они либо должны будут в самое ближайшее время доказать, что их личная преданность Путину выше, чем преданность любого из единороссов области, либо его ждут большие личные неприятности вплоть до ареста в связи с коррупцией, а его избиратели могут в полной мере ощутить на себе, что значит жить в регионе, глава которого не выстроил отношения с Москвой.

Глава региона в России — это маленький стерженек, встроенный в вертикаль российской власти, которая одним концом протыкает страну, а другим подпирает седалище Путина. С учетом этого обстоятельства есть смысл рассмотреть проект Алексея Навального «умные выборы», суть которого в том, чтобы на любых выборах оппозиция (то есть команда Навального) выбирала кого-то наиболее перспективного, кого начинает продвигать, чтобы разрушить монополию «Единой России».

Главное достоинство этого проекта в том, что региональным штабам Навального находится дело. До сих пор они были созданы для мобилизации уличной активности. Теперь появилось другое дело — «умные выборы». Как упражнение для накачивания политической мускулатуры вполне годится. Как проект, ставящий целью смену власти в регионе, — весьма сомнительно. И в этом различия между выборами исполнительной власти, с одной стороны, и выборами представительной власти, а также муниципальными выборами — с другой стороны. Депутат Госдумы, местного заксобрания или муниципальный депутат вполне может быть оппозиционером, причем реальным, а не картонным. И такой депутат, а лучше группа депутатов, может быть полезен и как точка сборки протеста, и как источник запросов, и как человек, задача которого — говорить человеческим голосом с официальной трибуны и по официальным каналам.

Оппозиционный к Кремлю губернатор будет иметь продолжительность своей губернаторской жизни примерно как у насекомых из отряда подёнки, которые за один день успевают родиться, спариться и умереть. Для продолжительности своего губернаторства губернатор-оппозиционер должен перестать быть оппозиционером. А поскольку такая метаморфоза не ускользнет от внимания избирателей, то и популярность идеи «умных выборов» неизбежно пострадает. Какая, в конечном счете, избирателю разница, под каким партийным флагом будет гнобить регион очередной путинский холуй?

Так что умные выборы в России возможны либо после смены власти, либо после появления умной оппозиции.


Loading...
Loading...