История одной болезни...

История одной болезни...

Знаете, друзья мои как реальные, так и виртуальные, я уже отчаялся. Конечно, я и раньше знал, что медицина в Украине далека от идеала, но даже предполагать не мог, что до такой степени - никому до тебя нет дела. В принципе. И никто не хочет тебя лечить. Только за очень хорошие деньги.
Я уже в июле писал о моих "приключениях". 
К сожалению, этот текст пополняется, причем не в лучшую сторону. Судите сами. Кстати, может, у кого из моих френдов есть возможность дать почитать кому-либо в Облздраве или МОЗ, буду признателен. Мне они не отвечают.

История одной болезни в Украине

К сведению читающей публики: во время описываемых событий мне 72 года и моя пенсия составляла 2100 грн.

Глава 1. Никогда не доверяйте семейному врачу

Начиная с Нового, 2018 года я почувствовал ухудшение самочувствия – быстро уставал, судороги в ногах и руках, зуд и прочие не приносящие глубокого удовлетворения симптомы. Несколько раз обращался к семейному врачу, который мерил давление, ахал по поводу учащенного пульса (до 120) и направлял то к невропатологу, то к хирургу. Причем ни разу не направил на анализ крови и не сделал ни одной записи в карточку.

Глава 2 Никогда не доверяйте УЗИ

Наконец семейный врач не выдержал и направил пока еще здорового больного на УЗИ (не путать с израильским автоматом-пулеметом). 
Умный прибор показал знающему человеку, что печень просто шикарно себя чувствует, весь остальной ливер идет по первой категории, а почки не только не распустились, несмотря на май месяц, а просто можно их по одной одалживать поносить страждущим (но с возвратом).

Глава 3 Никогда не будьте оптимистом

Воодушевленный всеобщей верой в свое здоровье, я с новой силой стал собирать в саду вишни к смородину, малину и даже абрикосы, несмотря на то что после каждого приседания приходилось ждать, пока перестанет кружиться голова и начнут слушаться ноги. Ведь раз семейный врач сказал «Здоров», то все эти симптомы – просто самовнушение! А физические упражнения оздоровят до состояния «как бык».

Глава 4 Доверяй, но проверяй анализы

И вот наконец настал тот час, когда, выйдя из машины, 10 метров до подъезда я преодолевал несколько минут, держась за стенку и отдыхая после каждого шага. Дома началась рвота, давление опустилось до 100/60, пульс 120. Позвонили на скорую, и скорая по телефону проконсультировала, что ничего страшного, а давление надо поднять. Чем и занялись. 
Однако дело спасения мужа взяла в свои руки жена, которая до сих пор была отстранена от активного участия. В понедельник опять пошли к семейному врачу. Он, как положено, померил давление, посчитал пульс, поахал и… направил к кардиологу и почему-то к гастроэнтерологу. А вот кардиолог направил на общий анализ крови. Посмотрев результаты анализа, где только гемоглобин был в два раза меньше нормы, а пульс 128 при давлении 100/50, кардиолог сказал ай-ай-ай и… направил к невропатологу.
Невропатолог сказал ай-ай-ай и направил на немедленную госпитализацию. Срочный экспресс-анализ крови на креатинин не потребовал никто!

Глава 5 У вас остались считанные часы 

В приемном покое было не до больного. Привезли пострадавших в ДТП, а посему, просидев два часа, я отправился опять домой. Мне просто повезло: если бы меня положили в терапевтическое отделение, то за субботу и воскресенье меня бы уже не было. На следующий день по совету уролога я поехал в Институт, где мне уже четыре раза в прошлом удаляли опухоль в мочевом пузыре. Надо сказать, что попасть в Институт не так-то просто – людей с улицы там не берут, а только по рекомендации и за отдельную плату. Но поскольку я больной их давний пациент, меня взяли, предварительно направив на компьютерный томограф (2 тыс. грн) и взяв благотворительный взнос 2,5 тыс. грн. Как оказалось, по части расходов это были только цветочки, ягодки стоили во много раз дороже. Поверьте на слово, мелочью не отделался. Был срочно сделан анализ крови, который показал уровень креатинина 1170 при норме до 100, и сказано, что у вас считанные часы, чтобы успеть сделать операцию – поставить нефростомы. Цена усилий института выливалась в 13 тыс. но для операции надо было закупить (следовал список на 7 тыс. грн, в который входили медицинские халаты, 10 пар перчаток и пр.).

Глава 6 Реанимация реанимировала – реанимировала, да не выреанимировала

Если после операции все нормально, люди отлеживаются в реанимации день, максимум два. Именно из-за этого у меня проблемы с почками: 22 года назад, после первой операции по удалению злокачественной папиломы, на 6-й день к вечеру началось кровотечение и продолжалось до утра, поскольку дежурный врач хотел спать и не хотел тревожить реанимацию. Пузырь был забит сгустками крови, и почки стали набухать, как сирень весной.
В этот раз я пролежал в отделении интенсивной терапии 12 дней. Виной был все тот же креатинин, который опустился до значения 600 и больше завоеванных позиций не сдавал, несмотря на литры капельниц и уколов.
Еще две недели отдыхал под капельницами в отделении, а затем подумали и решили, что с таким же успехом я могу какое-то время пожить дома – посмотрим, мол, что получится. И выписали с двумя стентами в почках и катетером Фолея (кто знает – посочувствует).


Глава 7, лирическая Никогда не говори никогда

Уплатив благотворительный взнос в размере 2,5 тыс., больной ни в чем не может быть уверен. Если у него нет денег на операцию или на медикаменты (я сейчас не говорю о благодарности врачам), то я даже не представляю, кто и как ему сможет помочь в случае необходимости оперативного вмешательства. Точно так же непонятно, как выживать людям, приехавшим лечиться из других регионов страны: кто им будет закупать лекарства в аптеке, кто будет все оплачивать в случае невозможности самому больному о себе позаботиться, в конце концов, кто будет их кормить? Последнее необходимо, поскольку, как по секрету рассказали раздающие еду санитарки, кормежка в Институте из расчета 7 грн на человека в день. Желающие могут попробовать: в основном овсянка и ячневый супчик каждый день. Здесь я уже говорю не о себе, а обо всех страждущих. В войну в госпиталях кормили лучше. Да и я застал еще те времена, когда идущие на операцию не тащили мешок с лекарствами, а на кухне бывали летом овощи и даже сахар в чае. Справедливости ради следует сказать, что в больницах с едой намного лучше.

Глава 8, Далеко не последняя 

В родной районной поликлинике меня приняли как родного – усадили в очереди к разным врачам по очереди, а поскольку уролог находится в отпуске, велели так и жить, пока не надоест. Ни о какой промывке всех трубок даже и речи никто не вел – никому это не интересно, да и неведомо сие никому.
А если будете приставать, отошлем в областную больничку, где все опять повторится сначала…

Глава 9 Нефростома – это вам не что-либо как…

Еще в Институте, через 2 недели после установки, нефростомы почему-то прекратили свою работу. Проверяли на УЗИ, рассказывали, что это, мол, хорошо, – с тем и выписали. А через месяц, в один далеко не прекрасный день они обе вышли из почек, не оставив заметного следа своего пребывания. Креатенин немедленно пополз вгору, но в Институте мне сказали: обращайтесь по месту жительства к нефрологу. По месту жительства про означенного специалиста никогда даже не слышали, и меня направили в областную онкологическую поликлинику, где онкоуролог мне дал справочку, чтобы меня направили на ВТЭК на инвалидность. На этом помощь считалась оказанной.  


Глава 10 Кто ищет – тот найдет

Пришлось искать нефролога самостоятельно. Как известно, здоровье больного – в руках самого больного. В Киевской клинической больнице меня опять уложили под капельницу, сбили креатенин и поставили нефростому, которая держится до сих пор и работает как нанятая. Кстати, там это мне обошлось только в 8 тыс. Но правая почка к этому времени уже была заблокирована, а на левой обнаружено какое-то новообразование, о котором никто не мог сказать ни хорошего, ни плохого. Никто ее в упор не видел.

Глава 11 Хочешь жить – на гемодиализ 

Гемодеализ – это такое веселье, которое наступает не от хорошей жизни. То есть или ты еще какое-то время живешь, но вместо почек у тебя работает машина, или не живешь – и ни у кого никаких хлопот с тобой нет. Выбор только за тобой? Если бы… Для гемодеализа необходимо поставить в руку фистулу, которая соединит вену с артерией. Мне ее ставили два раза – первая фистула, как и все у меня, отказалась работать через месяц. И с новой фистулой, установка которой, кстати, обходится до 5 тыс. грн, я пришел в отделение гемодеализа.

Глава 12 Мы вас не ждали, а вы уже пришли

В гостиницах советского периода бронзовыми буквами на входе была надпись «Мест нет». Теперь такую же надпись можно ставить на отделениях гемодиализа.
– Мест нет, медсестер нет, врачи уволились, аппаратуры нет, – будьте нам здоровы! Как оказалось, к тому же желательно сделать прививку от гепатита. Как мне объяснили в районной поликлинике, прививку от гепатита они уже лет 12 не делают, а где и кто делает – не знают. Гепатит – не дифтерит, никакого пиара. Попутно сделал анализ крови на гемоглобин – он как раз оказался намного ниже нормы – 80. 
– Вам надо поднять гемоглобин, объяснили мне. Но как, каким домкратом его поднимать и кто это может сделать – неизвестно. Ищите все сами! 
К этому времени креатенин слегка подрос и стал составлять 909 единиц (напоминаю, при норме до 100). Началось легкое головокружение и отдышка. 
Последнее на сегодня – послали меня к областному нефрологу.

Глава 13 Деньги ходят за пациентом? Но не доходят

Областной нефроог подтвердил, что гемодеализ мне надо делать немедленно, но (см. выше) и как я выйду из этой дилеммы – мое личное горе, обращайтесь в Минздрав. По возвращению домой я потерял сознание, упал и разбил бровь, но прояснил мысли. Согласно всем доступным мне из интернета материалам после уровня креатинина в 350 необходимо начать гемодиализ. Но это в развитых странах. В недоразвитых рекомендуют принимать таблетки и надеяться на чудо. При креатенине 900 чудо наступит откуда не ждали. И не совсем то, что обещали. Недолгое, но мучительное.

Глава 14 Чем почки успокоятся

В свое время европейский инвестор, крупнейший в сфере здравоохранения, утвердил проекты центров гемодиализа для Восточной Европы. В Украине планировали создать 10 таких центров. Стартовали вместе с соседями. Прошло семь лет. Что имеем? В Польше — 
80 центров, в Румынии — 30, в маленькой Словакии — 32. В Украине открыли всего два. Никто не просит, как в США – там больные на гемодиализе могут даже путешествовать, договариваясь в разных городах о сеансах. Не могу сравнить даже с Москвой, где на гемодиализ возит больных скорая помощь и, кстати, отвозит потом домой. У нас больные добираются до центров по 50 и более километров, но это если повезет – не с транспортом, с лечением.
Итак, господа из Минздрава! Я обращаюсь к вам с нижайшей просьбой объяснить мне популярно, почему я обречен? Почему в киевских минздравовских гемодиализных центрах и частных клиниках места есть, но деньги, которые вроде должны за мной ходить, где-то споткнулись. 
Я понимаю, что мы, пациенты, докучливый и уж слишком много о себе воображающий народ, что нас больше, чем надо, и вообще сейчас не до меня как индивидуума – о великом надо думать. 
В таком случае, вероятно, есть быстрый и безболезненный способ помочь мне выбраться из многомесячной гонки. Я уже согласен.

Перция Матвей 1946 г.р.

Г. Васильков, Киевская обл.


Loading...
Loading...