"КАК НАМ ПРОДАЮТ БАШМАКИ И ПОЛИТИКОВ" - Юрий Христензен

"КАК НАМ ПРОДАЮТ БАШМАКИ И ПОЛИТИКОВ" - Юрий Христензен

В 2015 году группа исследователей провела эксперимент. Они анализировали лайки пользователей соцсетей. Оказалось, что анализ всего 10 "лайков" позволяет узнать человека лучше, чем его сослуживцы. По 70 "лайкам" столько же, как его близкий друг или сосед по комнате. Уровню 150 "лайков" соответствует уровень знания человека родителями, братьями или сестрами, а анализ 300 и более лайков позволяет программе узнать человека лучше, чем его знает супруга или супруг.

Лайки - не единственный след, который мы оставляем в Сети. Человек - общительное животное. Он с удовольствием проходит тесты, играет в игры, смотрит видео, читает тексты. Все это анализируется для составления наших психологических профилей. Те, кто этим занимаются, знают о нас больше, чем мы сами. С учетом того, что бездушная машина не подвластна манипуляции, она может оценить наши реакции даже там, где мы не в состоянии сделать осознанный выбор.

С помощью Big Data можно заставить нас купить туфли, а можно подтолкнуть проголосовать за конкретного политика. Можно сделать так, чтобы мы не пошли на выборы и не проголосовали за своего кандидата. Можно вынудить нас сняться с насиженного места, а можно пнуть, чтобы мы схватили автомат и побежали защищать незнакомых людей от каких-нибудь врагов, даже если защищаемые этого не просят. Здесь ничего личного, просто физиологические реакции. Такими нас создала природа.

Построение психологических профилей это первый этап. Дальше нужно сконфигурировать смыслы под каждый профиль и подсунуть их конкретным людям. Например, кому-то важно, чтобы туфли были удобными. Кому-то красивыми, кому-то модными. Кому то важны не сами туфли, а рассказ о них. Кто-то воспринимает этот рассказ на слух, и ему нужно подать не картинку, а видео. Дальше определяются такие несущественные вещи, как мужские и женские туфли, фасон и высота каблука.

Первый этап пройден, и начинаются тонкие настройки. Исследуются реакции разных групп на рекламу. Там, где конверсия невысока, подбираются новые параметры. Если реклама "выстрелила", анализируется причина успеха. В эту рекламу вкладывается больше ресурсов, и ее пытаются адаптировать под другие психологические профили. Тут важна каждая мелочь - тембр голоса, пол и возраст человека, который озвучивает рекламу. Цвет фона, шрифт, формат картинки и прочие атрибуты.

Политиков сегодня продают так же, как башмаки, с той разницей, что в этом бизнесе несколько больше цинизма. Кроме продажи "своего" кандидата, часто используют психологические операции по дискредитации его оппонентов. Особенно преуспели в этом страны, в которых отсутствуют ценностные ограничения на применяемые технологии, а их правители полагают, что ведут войну. В войне главное эффективность, а здоровье подопытных кроликов не имеет значения.

В демократиях существуют правила ведения политической рекламы, но технологии сегодня развиваются быстрее, чем успевают адаптироваться правила. Именно это сегодня является кризисом демократии, а не наплыв мигрантов, либо приход несистемных политиков. Все остальное - внешнее проявление кризиса. Сегодня с помощью технологий манипулирования можно управлять любым электоральным процессом. Даже если кризиса не существует, его можно создать.

Рассмотрим примеры работы современных политтехнологий по продвижению политиков. Во время выборов в США сотрудники Cambridge Analitica на основании BigData разбили избирателей на 130 социальных групп и сотни тысяч классификаций. Ежедневно контент-генераторы готовили 120 тыс сообщений и таргетированно отправляли их представителям каждой конкретной группы. Потом анализировался результат, вносились корректировки и все начиналось сначала.

На последних выборах в Украине было скромнее. По признанию СММ-щика выигравшего кандидата, использовалось всего 1000 смыслов для разных аудиторий. Когда мы говорим, что у нового главы государства не было программы, это не так. У него была тысяча программ для разных психологических профилей. Каждый избиратель мог нарисовать себе собственного президента. Из этого следует простой логический вывод - реальная программа вряд ли будет соответствовать хотя бы одной из этих картинок.

Все это можно было бы пережить, если бы не одна проблема. На границе с Украиной есть государство, правители которого полагают любую демократию на своих границах угрозой. Они проводили во время выборов психологические операции с целью посеять раздрай в украинском обществе. Если вы ругались с друзьями, какой президент лучше, а через неделю после выборов вошли в нормальное психологическое состояние, значит вы были целью и стали жертвой этой войны.

Штабы основных кандидатов были втянуты в боевые действия. Многие покупали услуги ботоферм. Все размещали легальную политическую рекламу, хотя не все понимали, как это работает. Штабы старой формации по старинке засеивали количеством политической рекламы, а не точечно таргетированными смыслами. Осенью нам предстоит схожий процесс. В нем будет все то же самое, кроме одного. Не будет представителей избирателей, а если даже появятся, мы за них не проголосуем.

Юрий Христензен

Loading...