"Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик"

"Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик"

"Когда речь заходит о мужском поле, российские женщины имеют обыкновение смотреть не направо и не налево, а наверх: туда, где в блеске власти и славы сидит единственный "настоящий мужчина". Неудивительно, ведь в стране почти ничего не меняется", - пишет на страницах швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung писательница Елена Чижова.

"Классическая русская литература внедрила в умы моих соотечественников своего рода универсальный код, согласно которому российские женщины являются героинями. Тот, кто посещал советскую или российскую школу, в первую очередь вспомнит в этой связи строки великого поэта и народника Николая Некрасова, который воздвиг памятник героизму русской женщины уже в XIX веке: "Коня на скаку остановит/В горящую избу войдет".

"Сегодня уже не важно, что поэт писал здесь о крепостных крестьянках - важно, что эти строки навечно отпечатались в культурном сознании народа (...)", - отмечает Чижова.

"(...) Российские женщины привыкли брать на себя все тяготы жизни. (...) Все трагедии долгой советской эпохи (к которой можно спокойной прибавить и постсоветскую) лежали на "слабых плечах женщин" - и сформировали внешне невидимую "мускулатуру", которая вовсе не уступает натренированным в фитнес-клубе мышцам".

Примером отчаянного женского героизма является не только то, как в начале 1990-х женщины бросались в пучину беспощадного российского бизнеса. "Красноречивым примером являются здесь и сотни российских матерей, которые - об этом писали СМИ - отправлялись во время двух чеченских войн в охваченную кровавыми боями мятежную республику в поисках своих пропавших сыновей - в надежде найти их живыми. (...) Показательно, что в те годы возникло движение "солдатских матерей" - и со временем оно стало одной из наиболее влиятельных общественных организаций в постсоветском пространстве (...)", - говорится в статье.

"Еще один, не менее впечатляющий пример: в 2018 и 2019 годах по всей стране прошел ряд громких уголовных процессов в отношении матерей детей-инвалидов. (...) В этих процессах речь шла о том, что психотропное средство "Фризиум" (являющееся, по данным специалистов, единственным эффективным средством от эпилептических припадков) не получило допуска в России и был заказано родителями через интернет. Когда матери собирались забрать посылки на почте, их арестовывали прямо на месте. В разговоре с журналистами некоторые из них признались, что осознанно шли на риск - потому что не видели другого выхода".

"В результате широкого общественного резонанса следственные органы отступили и прекратили производство по данным делам, по которым так или иначе проходили 82 матери. Возможно, Вы сейчас задаетесь вопросом: А где в этой истории были отцы? Почему не они, а их жены пошли на почту забирать злосчастную посылку?".

"Во-первых, согласно статистике, после рождения тяжелобольного ребенка трое из четверых российских мужчин уходят из семьи. Во-вторых, даже самые самоотверженные мужья ходили в школу и в глубине своей души убеждены, что женщина, их жена, также решительно и бесстрашно войдет в ближайшее отделение российской почты, как и ее прабабка входила в "горящую избу" - и что при необходимости она остановит и "коня на скаку", то есть следственные органы".

"Но кони - все скачут и скачут...". И вот мчится новый, опасный конь с развевающейся на ветру невидимой гривой: имя его - Covid-19, - пишет Чижова. - На пути у него (полностью осознавая свой риск) встает Анастасия Васильева, председательница "Альянса врачей". (...) Васильева и ее сотрудники хотели раздать ящики с медицинскими масками, респираторами и другими средствами защиты тем героическим женщинам-врачам в провинциальных больницах, которые, конечно, тоже осознавая свой риск, громко жаловались на отсутствие всех этих вещей. (...) И что произошло? По пути машины были остановлены полицией, которую направили туда местные органы власти. (...)".

"Я вовсе не хочу подвергать сомнению то, что все эти женщины - настоящие героини, - отмечает автор статьи. - Но при ближайшем рассмотрении можно увидеть важное различие: для солдатских матерей, как и для матерей детей-инвалидов речь шла о спасении их собственных детей. Героизм Анастасии Васильевой и ее коллег в корне другой: за их геройскими поступками стоит осознанная ответственность за судьбу страны".

"И здесь, именно в этом моменте - а не в абстрактном процентном соотношении мужчин и женщин в коридорах власти - заключается, на мой взгляд, суть: именно эти (без сомнения, смелые) женщины, когда в следующий раз пойдут на выборы, послушно проголосуют за кандидата, на которого им, выражаясь образно, укажет поднятый вверх указательный палец власти - не осознавая прямой взаимосвязи между своей галочкой на бюллетене и будущим своих детей", - рассуждает писательница.

"Гражданский, общественный героизм не равнозначен личной смелости", - пишет Чижова, отмечая, что у героизма российских женщин есть и обратная сторона. "Особенно отчетливо и выразительно это проявляется, когда женщины старшего поколения, уставшие от своих беспримерных "подвигов", приходят в настоящий ужас при слове "реформа" и, как мантру, беспрестанно повторяют слово "стабильность" (...)".

"Душевный надлом, возникающий там, где по-настоящему патриархальное общество должно давать чувство защищенности (что лаконично выражается в российской поговорке: "Мой муж - моя крепость"), заставляет женщин - в заветной, хотя и иллюзорной надежде на мир и покой - смотреть не налево и не направо, а наверх: туда, где в блеске власти и славы сидит единственный "настоящий мужчина". Который и поймет, и поможет".

"Так было с первых дней правления Путина. В последние два года появились явные признаки того, что и здесь что-то пошло наперекосяк", - констатирует Чижова.

Источник: Neue Zürcher Zeitung

Loading...